7fd63a3e

Коколов Сергей - Не Гасите Света (Памяти Ильи Тюрина)



Сергей КОКОЛОВ
":не гасите света".
памяти Ильи Тюрина.
Вступление
Маленькие буквы в названии эссе об Илье Тюрине. Троеточие
впереди - символ самовольно убранного "Hо", или символ чего-
то большего? Авторская (Ильи Тюрина - СК) точка в конце
"света", когда мысль и вслед за ней рука так и тянулась
поставить восклицательный знак, два, три восклицательных
знака - символ "конца света" или символ его, света,
бесконечности? В чем истина Ильи Тюрина? Быть может, истина -
в недосказанности, принципиальной непостижимости света мысли,
света творчества, света души? Бесконечные величины,
бесконечно малые приближения к бесконечным величинам:
Математические термины, которые, как нельзя более точно
отражают взаимоотношения исследователя и Творца, души и души,
мысли и мысли, света и света.
Мое самовольное троеточие (символ начала пути к Илье,
начавшегося, на самом деле, гораздо раньше), вместо Его "Hо",
Его точка, означающая, как это ни парадоксально,
бесконечность света: и "губы сказавшие "Amen" - Его губы: или
губы Его матери, Ирины Медведевой? Его благословение свету,
Ее, материнское, благословение слиянию душ, приближению к
непостижимости Ее Ильи, Ее сына, Его света:
Впереди у Ильи вечность. Вечность для постижения Его
непостижимости и у нас, озаряемых Его светом, и хранящих о
нем память.
Amen!
Случайная (?) встреча
Мы лишь гости на этой планете, мы - случайные величины,
быть может, не менее случайного мира. Штудируешь классиков,
читаешь современных поэтов и, проникаясь их мыслями, их
образами, временами ужасаешься: откуда такая безысходность?
Hеужели и в самом деле "Он (Бог- СК) создал нас без
вдохновения, и, полюбить, создав, не мог?"1 Hеужели мы
"птицы, не вьющие гнезд"2, и нам лишь остается "назвать
дерьмом себя и плыть"3 по стихийной реке жизни, в которой, по
понятным причинам, нам не суждено утонуть?
Hо все дело в том, что мы тонем, и, увы, слишком рано -
лучшие из нас. Выходит, не все так печально, и, хочется
верить, что мы капли, растворенные в реке жизни, а, как
известно, "капля остается мерой стихии этой и любой"4
Пусть мы находимся не в едином пространстве-времени, и
многие уже просто "вне", мы - едины, мы - неотделимы друг от
друга, мы связаны невидимыми духовными нитями, как связаны
мать и дитя, душа и тело, слово и мысль.
Еще до Ильи, откровением для меня явилось открытие мира
слепого человека. В приложении к местной газете,
рассказывалась история женщины-инвалида Ирины Отдельновой,
живущей в Курске "у самого синего неба" (11 этаж), отсеченной
от привычного нам, благополучным и относительно здоровым,
мира и воссоединенной с миром (надмирьем, внемирьем)
собственным, тонким, и где-то болезненно надломленным, но
таким живым и настоящим. В статье были приведены Ирины
миниатюры, названные "Письменностью" - состоянием души,
' b` #(" ni(, душу. От Ириной "письменности" (чудо?
данность?) шел свет. "Озябшие звезды", "свеча и одуванчик",
"трепетание стрекоз" - ее образы, тонкие, как бы дрожащие на
беспокойном ветру: По мотивам ее миниатюр, я написал цикл
стихотворений, честно пытаясь проникнуться ее трогательным и
странным миром. Получилось (звучит как приговор самому себе)
- нечто, подобное грубому прикосновению безжалостных пальцев
к нежным лепесткам бабочки - бабочка потеряла легкость и не
смогла взлетель: Hо! Бабочка не умерла. Ирина душа отыскала
уголок в моей, а значит - случилось проникновение:
Илья Тюрин ворвался в мою жизнь (именно ворвался) со
страниц того же приложения.



Назад