buy generic cialis online 7fd63a3e

Кокоулин Леонид Леонтьевич - Андрейка



Леонид Леонтьевич КОКОУЛИН
АНДРЕЙКА
Повесть
Для среднего и старшего школьного возраста
Повесть исполнена тонкого психологизма, глубокого проникновения
в законы человеческого бытия, что в равной степени отличает любое
произведение известного русского писателя Леонида Кокоулина.
"Андрейка" рассказывает о мальчике-сироте, воспитаннике рабочей
бригады строителей ЛЭП. В книге передана суровая и вдохновенная
романтика жизни тружеников далекого Севера. Очарование сибирской
природы, простые, на первый взгляд, таежные были надолго остаются в
памяти и сердце юного (да и взрослого) читателя.
________________________________________________________________
ОГЛАВЛЕНИЕ:
СЫН БРИГАДЫ
ИСТОРИЯ С ЛЕСОМ
РАБОЧИЕ БУДНИ
В ГОСТЯХ У НЕЛЬСОНА
ОТПУСК
ПЕРВЫЕ ДНИ НА ПАТЫМЕ
ШАМАНСКИЙ ПОРОГ
В ЗАМКЕ
ПОСЛЕДНИЕ ДНИ С АНДРЮХОЙ
________________________________________________________________
СЫН БРИГАДЫ
Над угрюмым яром стоит серая угловатая гранитная глыба.
Затащили ее сюда тягачами, поставили в память о братьях Переваловых,
Викторе и Афанасии...
Было это весной тысяча девятьсот пятьдесят девятого года. Бригада
лэповцев рубила просеку в тайге, рыла котлованы, ставила опоры. Вышла к
Нюе. И хотя лед уже подъели ручьи и солнце, он был еще крепок - часть
бригады легко перебралась на противоположный берег. Оставшиеся громоздили
переходную анкерную опору.
В ночь ударила оттепель. Потоки с гор в какие-то часы взломали лед на
Нюе, искрошили в месиво. Река вышла из берегов и стала черной под яром, а
на стержне кипела бурунами. Трубили лоси, и эхо вторило им.
Бригада, ожидая, когда притихнет первый напор шалого паводка,
готовилась к переправе.
Но с той стороны реки кричали:
- Котлован затягивают плывуны!.. Последние сухари доедаем. Соли нет,
табаку на пять закруток...
Затянет котлован - пропадет работа, и без табака ребятам тоскливо.
Решили переходить реку на плотах. День напролет вязали их, грузили
балки, тракторы, такелаж, ставили на козлы весла. Верховодили всем братья
Переваловы, бывшие плотогоны. Старший, Виктор, - кряжистый, с большими
узловатыми руками - прихрамывал: на фронте перебили левое бедро, но в
движениях был так же легок, как и Афанасий, младший.
К ночи работу кончили, на рассвете должны были рубить чалки. Заснули.
Не спала только Степанида, жена Виктора, в бригаде все звали ее тетей
Стешей. Женское дело известное: перемыла посуду, пеленки постирала,
повесила сушить (с ними путешествовал сынишка, годовалый Андрейка). И
вдруг за полночь - будто кто по полотнищу палатки горящей головней -
грянул гром, посыпался дождь, крупный, тяжелый, как горох. Тетя Стеша,
боясь наступить на спящих, пробралась к выходу снять пеленки, и секундой
позже за порогом послышался ее отчаянный крик:
- Мужики! Плоты!..
По берегу в исподнем забегали люди. Разыгрался ветер. Река, осатанев,
скакнув на полметра вверх, разворачивала плоты. Как нитки лопались
специальные причальные тросы.
Тетя Стеша видела, как братья по грудь в воде пробрались к ближнему
плоту, вскарабкались на бревна к кормовому веслу и навалились на него, но
тут оборвалась последняя чалка - плот исчез во тьме. И только еще раз
молния осветила его, когда в мареве брызг летел он на волне к яру...
Вот и взгромоздили лэповцы на круче гранитную глыбу - памятник
братьям.
Но беда не ходит одна - полгода спустя погибла и тетя Стеша.
Бригада тогда перебиралась на новое место. Трактор тащил в гору
балок-кухню, тетя Стеша готовила обед. И вот на самом подъеме лопнул
новен



Назад