7fd63a3e

Коковцев В Н - Перед Убийством Столыпина, Убийство Столыпина И Последующие События



Из книги - Граф В.Н. Коковцов "Из моего прошлого"
воспоминания 1903-1919
ТОМ I
Перед убийством Столыпина, убийство С. и последующие события.
{474}
ГЛАВА VII.
Прибытие в Киев на открытие в Высочайшем присутствии памятника Императору
Александру II-му. - Парадный спектакль в городском театре. - Покушенье на
Столыпина. Меры принятые мною для предупреждения еврейского погрома. -
Молебствие в Михайловском Соборе. - Возвращенье Государя. - Посещение меня
националистами. - Депутация от евреев. - Смерть Столыпина. - Назначение меня
на пост Председателя Совета. - Вопрос о Министре Внутренних Дел. - Мое письмо
Государю о Макарове и других кандидатах. - Ответное письмо Государя.
27-го августа в сопровождении моего Секретаря Л. Ф. Дорлиака я выехал, как
желал того Столыпин, в Киев и прибыл туда вечером 28-го числа. Я остановился в
уступленной мне части казенного помещения Управляющего конторою
Государственного Банка Афанасьева на Институтской улице, наискосок от дома
Генерал-Губернатора, в нижнем этаже которого остановился Столыпин.
На утро 29-го, получивши печатные расписания различных церемоний и
празднеств, я отправился к Столыпину и застал его далеко не радужно
настроенным.
На мой вопрос, почему он сумрачен, он мне ответил: "да так, у меня
сложилось за вчерашний день впечатление, что мы с Вами здесь совершенно лишние
люди, и все обошлось бы прекрасно и без нас".
Впоследствии, из частых, хотя и отрывочных бесед за 4 роковые дня
пребывания в Киеве мне стало известно, что его почти игнорировали при Дворе,
ему не нашлось даже места на Царском пароходе в намеченной поездке в Чернигов,
{475} для него не было приготовлено и экипажа от Двора. Сразу же после его
приезда начались пререкания между Генерал-Губернатором Треповым и Генералом
Курловым относительно роли и пределов власти первого, и разбираться Столыпину
в этом было тяжело и неприятно, тем более, что он чувствовал, что решающего
значения его мнению придано не будет.
Со мною он был необычайно любезен и даже несвойственно ему не раз
благодарил меня за приезд, за улажение сметных разногласий по почтовой части,
и, выходя в первый раз вместе со мною из поезда, сказал своему адъютанту
Есаулову, чтобы мой экипаж всегда следовал за его, на стоянках становился бы
рядом, а когда мы выходили в этот и на следующий день 30-го августа, откуда бы
то ни было, он всегда справлялся: "Где экипаж М-ра Ф-сов". Так прошли первые 2
дня моего пребывания в Киеве в постоянных разъездах, молебствиях, церемониях.
На третий день, 31-го, как было условленно, я опять приехал утром в моем
экипаже к Столыпину. Он тотчас же вышел на подъезд и предложил мне сесть с ним
и с Есауловым в закрытый автомобиль. На мой вопрос почему он предпочитает
закрытый экипаж открытому в такую чудную погоду, он сказал мне, что его пугают
каким-то готовящимся покушением на него, чему он не верит, но должен
подчиниться этому требованию.
Меня удивило то, что он приглашает меня в свой экипаж, как бы для того,
чтобы разделить его участь, я не сказал ему об этом ни слова, тем более, что
был уверен, что у него не было мысли о какой-либо опасности, иначе он нарочно
не присоединил меня к себе, и два дня мы объезжали город и его окрестности
вместе, а в моей коляске ездил Л. Ф. Дорлиак, или в одиночестве, или с каким
бы то ни было случайным спутником. Мы буквально не разлучались эти 2 дня.
Вместе мы были на скачках, где также легко могло совершиться покушение
Багрова, вместе были в Лавре, вместе вошли и вышл



Назад