7fd63a3e

Коковин Евгений - Балалайка Андреева



Евгений Степанович КОКОВИН
БАЛАЛАЙКА АНДРЕЕВА
Финский теплоход "Атлас" пришвартовался у одной из архангельских лесобирж.
Славным летним днём, наполненным щедрым солнцем, мы с архангельским
журналистом Николаем Карповичем Никитиным и переводчиком Валентином
Николаевичем Ивановым были в гостях у финнов на их теплоходе. Сидели в
каюте у капитана и дружески беседовали.
Через открытый иллюминатор слышался плеск бьющейся о борт беспокойной
северодвинской волны. Далеко-далеко монотонно рокотала землечерпалка. И
изредка вскрикивали чайки.
Шум, доносящийся из-за борта, не был хаотичным. Он даже казался
музыкальным фоном нашей мирной беседы. Разговор шёл на английском языке с
переводом на русский. Говорили о мире, о дружественных отношениях
Советского Союза и Финляндии, вспоминали о подарке президента Финляндии
Урхо Кекконена Советскому Союзу - альбоме "Ленин в Финляндии".
И вдруг мы услыхали песню. Умолкли и прислушались. Голос поющего был
негромкий, высокий, мальчишеский.
- Матти поёт, - сказал капитан. - Сын нашего радиста.
Позднее, уже на палубе, мы встретили мальчугана лет двенадцати, в
аккуратной синей курточке, с пионерским значком. Это и был Матти, сын
радиста. Разговорились с ним и узнали, что он очень любит музыку и играет
почти на всех инструментах.
Вскоре подошли отец и мать мальчика, приветливо поздоровались и
представились:
- Ерма Корхонен.
- Эйла.
- У вас удивительно музыкальный сын, - сказал Николай Карпович.
- Да, - улыбнулась Эйла. - Дед и отец - моряки, а наш Матти влюблен в
музыку. Играет на многих инструментах.
- Мой отец тоже очень любил музыку и понимал её, - добавил радист, - а
Матти ещё не играет на русской балалайке. Мой отец рассказывал, что у вас
в России был замечательный музыкант и исполнитель на балалайке - Андреев.
Признаться, мы были поражены. Финский моряк знает о русском выдающемся
балалаечнике!
- Где же ваш отец узнал об Андрееве? - спросил я.
- Он не узнал, - ответил Корхонен. - Он сам слушал оркестр Андреева в
Лондоне в девятьсот десятом году. Все газеты Англии писали тогда об
Андрееве и о необыкновенном русском инструменте - балалайке. У вас в
Архангельске можно купить балалайку? Я хотел бы купить для Матти.
- Конечно, можно, - сказал Никитин.
Мы распрощались с финскими друзьями и договорились снова встретиться в
Архангельском клубе моряков.
Возвращаясь из Маймаксы, я думал об Андрееве и вспомнил об отличном
балалаечнике - земляке Михаиле Погодине, игру которого слушал в Соломбале.
В 1912 году, после своих триумфальных поездок по Европе и Америке, Василий
Васильевич Андреев получил от Министерства просвещения разрешение
организовать краткосрочные курсы по подготовке руководителей оркестров
народных инструментов. Летом в Петербург со всех концов России приехали
больше сотни сельских учителей, интересующихся музыкой. Среди них был и
учитель из-под Архангельска. Но он приехал не один. На деньги, собранные в
народе, купил билет до Петербурга своему ученику Мише Погодину.
Миша в деревне был непревзойденным балалаечником. Слушать его музыку
приходили и приезжали крестьяне из соседних деревень. Миша играл русские
народные песни, вызывая своим мастерством восхищение у земляков. Нередко
женщины плакали, слушая игру на простой балалайке.
- Наш Мишка в Питер поедет, - говорили мужики и охотно отдавали гривенники
и пятиалтынные.
Увидев среди приехавших подростка, Андреев удивился.
- А это что, тоже учитель? - спросил он с улыбкой.
- Нет, это мой ученик, - смущён



Назад