7fd63a3e

Коковин Евгений - Гостья Из Заполярья



Евгений Степанович КОКОВИН
ГОСТЬЯ ИЗ ЗАПОЛЯРЬЯ
Три дня и три ночи плыл пароход но Северному Ледовитому океану. Уже целую
неделю погода стояла тихая, безветренная, и всё-таки в океане катились
широкие, отлогие волны. Они были удивительно гладкие, эти волны, и моряки
называли их мёртвой зыбью.
Пароход "Ямал" был большой, но на безбрежном океанском просторе, где не
увидишь даже самой узенькой полоски земли, пароход казался маленьким и
совсем одиноким.
Впрочем, Лена заметила, что одиночество в океане совсем не беспокоит и не
пугает команду парохода. Матросы беспрестанно поливали палубу водой из
шлангов, наводили всюду чистоту, напевали знакомые Лене песни и, увидев
ребят, всегда ласково улыбались им. Вероятно, морякам было особенно весело
потому, что они плыли домой, в родной порт Архангельск.
Лена Вылко и раньше множество раз видела океан. Всю свою, правда еще
небольшую, жизнь она прожила на Новой Земле. А ведь всем известно, что
Новая Земля - это большой советский остров в Северном Ледовитом океане. Но
на пароход Лена попала впервые.
Конечно, она не была в таком восторге от парохода, в каком были, например,
Стёпа Рочёв и Игорь Васильев. Но на то они и мальчики, чтобы, попав на
пароход, с утра до вечера лазать но трапам, приставать с расспросами к
команде и мечтать стать штурманами такого же великолепного парохода, каким
был "Ямал".
Однако Лена тоже увидела на пароходе много занимательного и диковинного.
Прежде всего ей понравилась чистота. Всё на пароходе блестело и сверкало,
словно приборкой здесь занимались десять самых аккуратных хозяек. Но
никаких хозяек, конечно, на "Ямале" не было, а, как мы уже говорили,
чистоту наводили матросы.
Лена любила стоять у борта и, крепко держась за поручни, долго смотреть
вниз, на воду. Из-под носа парохода выбивалась пышная пена, и её клочья
стремительно проносились у самого борта к корме.
Нравилось девочке слушать, как в машинном отделении звонит телеграф. Это с
капитанского мостика передают машинистам команды.
Но как ни хорошо было на пароходе, всё же и Лене и другим ребятам хотелось
скорее приехать в Архангельск. Многие из них ещё никогда не бывали на
Большой земле и не видели города. А ехали они в Архангельск на экскурсию.
Среди пятнадцати маленьких пассажиров "Ямала" были ненцы и русские. На
Новой Земле они жили и учились, а их родители там работали: один были
промышленниками - охотились за тюленями и песцами, другие были
метеорологами - наблюдали за погодой, третьи учителями, четвёртые
электриками, пятые... Да мало ли в Арктике, на зимовках и в становищах,
надо теперь людей!
На четвёртые сутки пароход вошёл в Северную Двину, и все пассажиры начали
укладывать свои вещи. А ребята теперь никак не соглашались уходить с
палубы. Всем им интересно было посмотреть на берега и узнать, как тут
живут люди и что они делают.
Во-первых, деревья. На Новой Земле нет таких высоких, густо растущих
берёз, ёлок и сосен. Раньше Лена видела высокие деревья только на
картинках и в книжках. Но ведь даже самую хорошую картинку не сравнишь с
тем, что существует на самом деле.
Во-вторых, заводы. Трубы у заводов но крайней мере раз в пять выше, чем
труба у парохода. Мария Васильевна, воспитательница, сказала, что на этих
заводах пилят брёвна на доски. И действительно, на берегах было много
беленьких, уложенных в ровные штабеля досок. Когда Лена издали увидела
штабеля, то подумала, что это и есть город.
Навстречу "Ямалу" но реке плыли другие пароходы. По сравнению с "Яма



Назад