7fd63a3e

Коковин Евгений - Отплытие 'св Фоки'



ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВИЧ КОКОВИН
ОТПЛЫТИЕ "СВ. ФОКИ"
I
Это было в 1912 году.
Соломбальский мальчишка Сашка Корелин шел по главной улице Архангельска.
Улица эта в то время называлась Троицким проспектом.
Сашка не торопился. Бывать в городе ему приходилось редко. Он шел по
Троицкому проспекту с видом самого делового человека, стараясь казаться
равнодушным к уличной жизни. Но все на проспекте ему очень нравилось.
Деревянные тротуары были широкие и ровные, не такие, как в его родной морской
слободе Соломбале. Всевозможных вывесок такое множество, что Сашка не успевал
на ходу их прочитывать. Чистота на мостовой, свежевыкрашенная обшивка домов,
красиво одетые прохожие - все это отличало центр Архангельска и богатую
немецкую слободу от Соломбалы, Кузнечихи и других окраин.
На одной из улиц, пересекавших главный проспект, Сашка увидел толпу
ребятишек. Они окружили шарманщика. Сашка тотчас присоединился к шумливой
ватаге. Когда ему надоело смотреть на зеленого мигающего попугая и слушать
бесконечную монотонную музыку "Разлука ты, разлука...", он направился на
набережную.
Широкая, чуть взволнованная Северная Двина в этом месте расходилась двумя
рукавами. Вдали виднелась Соломбала - мачты судов, флотский полуэкипаж, собор,
деревья. Сашка провел мысленную линию к своему дому, потом к причальной
стенке, где стоял "Фока". Спустившись к воде, он швырнул несколько камешков,
стараясь, чтобы они скользили рикошетом. "Есть блинчики" - как это называлось
у соломбальских ребят - считалось большим искусством. Но вблизи никого не
было. Никто не восхищался Сашкиным умением, и потому это занятие ему тоже
скоро наскучило. Он поднялся на бульвар и прилег на траву.
Поблизости на скамейке сидели двое - офицер в морской форме и полный
господин с лысиной. Толстяк вытирал платком с лица пот. Рядом на скамейке
лежал его котелок.
"Эх, спустить бы эту шляпопенцию на воду, - с озорством подумал Сашка, -
хороший бы корабль вышел... дальнего плавания".
- Бессмысленная затея, - сказал толстяк, - деньги на ветер. Кому он нужен,
этот Северный полюс!
Сашка прислушался. Он сразу же сообразил, о чем идет разговор.
- И его еще пытаются защищать некоторые глупые филантропы, - отвечал
офицер. - Выскочка из мужичья хочет показать себя...
- Я не дал ни копейки Седову...
- И правильно поступили. Прав отец Михаил, сказав, что грех думать в такие
времена о каком-то полюсе, когда турецкие башибузуки издеваются над
православными. Да и в России беспорядки, смуты. Ох, на месте Думы задал бы я
этому хвастуну. Впрочем, на этом корыте "Фоке", дай бог, если они выберутся за
Канин Нос.
Это уже была насмешка, нестерпимое оскорбление для Седова и для всей
экспедиции, для судна "Фоки" и для Сашки. Промысловый корабль, старый морской
странник "Фока", опутанный оснасткой, - Сашкина мечта, - был осмеян и унижен
щеголеватым офицером. Сашка вскочил с травы, сплюнул, как настоящий матрос, и
пошел к Соломбале, унося в себе обиду.
II
Вот уже больше трех недель в Соломбале у причала стоит "Фока", готовый к
отплытию. Старший лейтенант флота из Гидрографического Управления Георгий
Яковлевич Седов задался смелой и дерзновенной мыслью - достигнуть Северного
полюса. На подобное предприятие в России еще никто не отваживался.
Почти ежедневно прибегал к гавани Сашка полюбоваться на "Фоку", поболтать
с матросами и узнать о дне отплытия.
"Святой Фока" - старое двухмачтовое судно, много раз испытанное в тяжелых
льдах. Не напрасно остановил на нем свой выбор смелый и опы



Назад