7fd63a3e

Коковин Евгений - Полярная Гвоздика



ЕВГЕНИЙ КОКОВИН
ПОЛЯРНАЯ ГВОЗДИКА
Повесть-путешествие
Живут на нашем Севере Сказки и Легенды, смелые и героические, затейливые и
мечтательные, светлые и улыбчивые. Великое множество их,
сестриц-волшебниц. Весело и вольготно живут они в теремах
резных-узорчатых, в простых крестьянских избах и на сценах сельских
клубов, на рыбацких станах, в чумах и на базах оседлости
пастухов-оленеводов. И владеют Сказки и Легенды на Севере огромными
землями. От древнего города Великого Устюга раскинулись их владения по
могучей и раздольной Северной Двине, по медвежьим берегам Беломорья, по
неохватным ягельным1 просторам ненецкой тундры до самого Камня-Урала и по
далеким заполярным островам до хмурого и сурового батюшки
Груманта-Шпицбергена.
Много-много сказок и легенд, былин и сказаний на Севере, но никто не знает
их больше, чем старый Степан Егорович Поморцев.
1. К ДАЛЕКОМУ ОСТРОВУ
Большой океанский теплоход отправлялся в рейс - к далекому заполярному
острову.
Палуба теплохода была заполнена пассажирами, а причал - провожающими. Те и
другие перекликались, о чем-то напоминали друг другу. Слышались напутствия
и пожелания счастливого плавания. Царило то пестрое, веселое, а иногда и
чуточку в чем-то тревожное оживление, какое обычно бывает при отплытии
большого пассажирского корабля.
Старший штурман и боцман были уже на своих местах, на баке - носовой части
палубы. Оставались последние минуты прощания с городом.
Одним из последних на борт теплохода неторопливо поднялся маленький, но
плечистый, бородатый и гривастый старик, похожий на колдуна-лесовика. А
еще он чем-то напоминал старого-престарого седого моржа. За плечи старика,
словно цирковая обезьянка, цеплялся тощий парусиновый мешок с карманами,
обшитыми полосками коричневой кожи. В одной руке пассажир держал старый
черный плащ-дождевик, в другой - такую же старую черную шляпу.
Хотя старик и походил на колдуна, его никто не испугался, даже маленькие
дети, которые были и на теплоходе, и на причале. Наоборот, многие
пассажиры старику обрадовались. С теплохода его приветствовали. А молодой
капитан судна даже сошел с мостика встречать нового пассажира. В этом
большом портовом городе Степан Егорович был старожилом, и все жители
хорошо его знали.
Да, этого колдуна звали просто - Степан Егорович Поморцев. И был он
известен всей стране своими сказками - веселыми, хитроватыми, причудливыми
и чуточку растрепанными. Необыкновенные его сказки пронзительно пахли
хвоей сосен и елок, растущих на высоких береговых сопках Беломорья. Они
искрились кристалликами торосистых полярных льдов. И наполнялись северным
шумом - криками белой совы и разбойной чайки-бургомистра, посвистом
пуночки, недовольным ревом его заполярного величества белого медведя и
завыванием бесноватой и мстительной пурги - хад. А потом в сказке вдруг
наступала не то мирная, не то коварная и гибельная тишина штилевого
холодного океана и вековечной мерзлоты.
Когда-то в давние времена Степан Егорович плавал матросом на больших
пароходах, повидал многие дальние чужеземные страны и еще до Октябрьской
революции несколько лет жил среди ненцев на заполярном острове Новом, куда
сейчас уходил теплоход.
Тогда Поморцев был не только моряком, он был художником, полюбив цветные
карандаши, краски и глину для лепки еще в детские годы. А в юности он был
не только моряком и художником, но и членом революционного кружка в своей
морской слободе.
Впервые Степан Егорович приехал на остров Новый задолго до революции,
скр



Назад