7fd63a3e

Коковин Евгений - Путешествие На 'фраме-2'



Евгений Степанович КОКОВИН
ПУТЕШЕСТВИЕ НА "ФРАМЕ-2"
...прочел все оказавшееся доступным о полюсах - и о Северном, и о Южном -
и влюбился в Нансена.
Юхан Смуул
Павел Владимирович Симонов, наш сосед, крупный водолазный специалист,
уезжая в очередную экспедицию, оставил нам, двум соломбальскнм дружкам, в
безвозмездную аренду свою корабельную шлюпку. Огромная, многовесельная и
старая, чуть ли не времен парусного флота, шлюпка носила гордое имя -
"Фрам".
- "Фрам" в переводе означает "вперед!", - сказал Павел Владимирович. -
Значит, мои друзья, на этом корабле поворота на сто восемьдесят без
достижения цели у вас быть не может.
Симонов дал нам также почитать книгу Нансена "На лыжах через Гренландию".
Знаменитый полярный путешественник, владелец настоящего "Фрама", великий
норвежец Фритьоф Нансен был кумиром Симонова. Для нас, соломбальских
мальчишек, кумиром был сам Павел Владимирович, страстный охотник и меткий
стрелок, следопыт, рыболов, один из первых кавалеров ордена Ленина.
Наш "Фрам 2" стоял на узкой и многолодочной речке Соломбалке.
На этой речке мы учились плавать, впервые брали в руки весла и поднимали
на лодках паруса.
Раза три или четыре мы с моим закадычным другом Володей Охотиным выезжали
на Северную Двину и на Кузнечиху. Потом Володя сказал:
- "Фрам" - это "вперед!", это - дальние путешествия. Давай, совершим
путешествие! Большое, как в настоящей экспедиции.
- А куда это путешествие мы совершим? - спросил я.
- Куда? Как можно дальше от дому. Вот, например, на море.
- На Белое?
- Пока на Белое, - сказал Володя таким тоном, словно в будущем на своей
тихоходной и ветхой посудине мы совершим еще путешествия на море
Средиземное или в Тихий океан.
- Экспедиция на "Фраме", - с увлечением продолжал мой приятель. - Как у
Нансена!
Мы не беспокоились, что дома нас в экспедицию не отпустят частенько и
раньше выезжали на рыбную ловлю с ночевками.
В книге "На лыжах через Гренландию", которая начиналась главой "План
путешествия", мы читали: "Как молния пронеслось в моем мозгу:
экспедиция... Скоро был готов тот план, который позднее был осуществлен и
выполнен".
У Нансена был план путешествия. Как же мы могли обойтись без плана?!
Мы имели отцовскую карту дельты Северной Двины и без особого труда
составили подробнейший план и маршрут путешествия, сокрушаясь лишь о том,
что на нашей карте не было белых пятен, не было неисследованных мест. Мы
мечтали, жаждали открывать, исследовать, искать.
Карта изучена до мельчайших речушек и островков, и мы знали, какими путями
поплывем. Наша экспедиция была обеспечена всевозможным снаряжением и
продовольствием. На "Фрам-2" мы погрузили, кроме весел и старенького
паруса, топор, лопату (а вдруг найдем полезные ископаемые!), веревку,
чтобы при случае тянуть шлюпку бечевой, рыболовные снасти, котелок и даже
подсадную утку (неизвестно для чего - ружья не было да и охота в это время
запрещена). Не было у нас теодолита и секстана, как у Нансена, не было
вяленого и соленого мяса и кофе. Но это нас не смущало: секстаном мы все
равно пользоваться не умели, а кофе не пили и дома.
Драночная корзина была заполнена сухарями, которые мы сушили и копили две
недели (а вдруг зимовка!). Там же уместились два десятка картофелин и
кулек пшена, кусок соленой трески, банка с солью и ученическая тетрадь для
ведения судового журнала и путевого дневника.
Словом, в подготовке экспедиции все шло отлично, кроме... кроме того, что
мы не знали, что будем открывать и исследовать.
- Не



Назад