buy generic cialis online 7fd63a3e

Кокурина Екатерина - Глазами Женщины



Екатерина Кокурина
Глазами женщины
Сон
Тени пришли ко мне. Тени женщин, давно умерших, или никогда не живших.
Кого только не было среди них! Блудницы и монахини, крестьянки и знатные
дамы, красавицы и дурнушки... Все они были я и не я. Они тесным кольцом
окружили меня, и каждая громко умоляла выслушать ее историю. Еще немного, и
они растерзали бы друг друга, а может, и меня заодно. "Стойте! -- закричала
я. -- Успокойтесь! Я выслушаю вас всех. Начнет... ну, вот, хотя бы ты..."
Судьба
О Финн Мак Кумал, зачем ты упрекаешь меня в измене? Зачем бередишь мои
раны? Да, я виновна пред тобой, не спорю, но могла ли я поступить иначе, чем
поступила?
Ведь ты, доблестный Финн, никогда не искал моей любви. Ты просто
подумал, что настало время взять себе жену, и начал подыскивать ее. Ты
пришел свататься ко мне, решив, что я буду тебе достойной супругой, раз
красотой и умом превзошла всех дев Эрин. Разумом, а не сердцем, выбирал ты
жену, о Финн! И все, что случилось после -- твоя расплата.
Сердце мое не знало любви. Все вокруг по кому-то вздыхали, но только не
Грайне. Ни один прекрасный юноша не привлек моего взгляда. И мне, по
совести, тогда все равно было, за кого выйти замуж. Вспомни, что я ответила
на твое сватовство: "Стать женой Финна Мак Кумала для меня честь". И это
воистину так, о Финн. Но только сердце мое молчало.
И после, на свадебном пиру, когда все пили чашу за чашей за молодую
жену Финна, я радовалась и гордилась, а сердце все так же молчало. Вдруг две
белых гончих, что лежали у моих ног, стали драться из-за брошеной кости.
Какой-то светловолосый юноша подбежал и так ловко разнял их, что я
рассмеялась. Юноша, улыбаясь, поднял на меня глаза, и мне показалось, что
мир озарился. Это заговорило, наконец, мое сердце. Так пришла ко мне любовь
к юному Диармеду, твоему племяннику.
Не думай, о Финн, что я сразу решилась изменить тебе. О, больше всего
на свете я хотела бы, чтобы ты никогда не сватался ко мне! И, пока ты
бражничал с воинами, я сидела и размышляла: "Финн, отважный предводитель
Воинства Фианов, оказал мне великую честь, предложив стать его женой. Но
Финн не любит меня, как и я не люблю его. Диармед самый красивый юноша,
какого я видела, и в глазах его горит сама молодость. Сердце мое пылает от
любви к нему. Так что же мне выбрать -- долг или сердце? Могу ли я заставить
свое сердце молчать? Нет, никогда. Это судьба". И я решилась.
Дождавшись, когда ты и большинство воинов отяжелели от выпитого вина и
уснули, я подозвала Диармеда и призналась, что полюбила его. Я стала просить
его убежать со мной прямо сейчас, со свадебного пира. Но Диармед, хоть
сердце его пылало так же сильно, как мое, не хотел предавать своего
родственника и господина. Душа его содрогалась при мысли о подобном
бесчестьи. И он хотел предпочесть долг любви.
Тогда я сказала:
-- Не думай, о Диармед, что ты так легко сможешь отвергнуть меня! А
что, если против одного долга я поставлю другой? Я накладываю на тебя гейс и
запрещаю когда-либо расставаться со мной!
И тогда Диармед смирился, ведь нарушить гейс -- еще большее бесчестье,
чем предать господина. Подумай сам, о Финн, мог ли твой племянник поступить
иначе? О, нет, все мы попали в сети судьбы.
В ту же ночь мы бежали. И хотя нас преследовали, словно оленей, мы были
счастливы своей любовью. Но иногда Диармед мрачнел. Как-то раз он сказал
мне:
-- Я ни о чем не жалею. Но сердце говорит мне, о Грайне, что недолгим
будет наше счастье, а месть Финна будет ужасна.
Я воз



Назад