7fd63a3e

Козлов Константин - Ракетчик 1 (Алмазы Для Ракетчика)



КОНСТАНТИН КОЗЛОВ
АЛМАЗЫ ДЛЯ РАКЕТЧИКА
РАКЕТЧИК – 1
Аннотация
Южноафриканская компания узнает о крупном месторождении алмазов в Карелии и засылает диверсионную группу, чтобы завладеть документами, оставшимися со времен Второй Мировой Войны, и наладить незаконную добычу алмазов. Волею случая на пути диверсантов встает лейтенант Анатолий Давыдов, для которого долг и честь русского офицера — не пустые слова.
От автора:
Все события являются вымышленными, какоелибо совпадение имен и фамилий солдат и офицеров с фамилиями и именами персонажей является случайным.
МОЕМУ ОТЦУ И ТОВАРИЩАМ.
ГЛАВА 1. 23 СЕНТЯБРЯ 1944 ГОДА. СЕВЕР КАРЕЛИИ.
…И носило меня, как осенний листок.
Я менял города, я менял имена.
Надышался я пылью далеких дорог,
Где не пахли цветы, не светила луна…
Впервые за несколько дней в разрывах низких туч проглянуло хмурое северное солнце. В его лучах блеклые краски тундры ожили и заиграли всеми цветами радуги.

Вершина Нуорунена1 попрежнему находилась слева, но солнце оказалось не сзади, а справа, и это могло означать только одно: группа заблудилась. Последние дни она старательно держала курс на север, а не на запад.
Инженер устало вздохнул. Поросшая лесом гора была на своем месте, как вчера, позавчера и три дня назад. Все время они ориентировались на вершину серой громадины и всетаки сбились с пути. Где и когда именно произошла ошибка — теперь уже не важно.

Компас был бесполезен с самого начала — земля здесь напичкана рудой, а также полярные сияния, магнитные бури — стрелка дрожала и вертелась во все стороны. Приходилось сверяться с солнцем и картой, для опытных путешественников задача, в общемто, не сложная.

И всетаки они потеряли верное направление, видимо, следствие усталости. Где они теперь находились, можно было только гадать.
Он обвел воспаленными глазами горизонт и заставил себя сделать еще шаг. Нужно остановиться и сориентироваться, решить, куда идти дальше, но заставить себя думать он не мог. Ходьба отняла энергию у тела и полностью сковала сознание.

Мысли вертелись вокруг сбитых в кровь ног и необходимости шагать дальше. Сил не было даже на отчаяние. Вокруг одно и то же: неброский, давно примелькавшийся пейзаж: болотистая тундра под низким небом, сопки, покрытые редким лесом, сизый мох, обкатанные давно прошумевшим потоком валуны, поникший кустик голубики с прошлогодними ягодами.

Сколько они уже так идут? Неделю, две? Счет времени давно потерян, здесь нет времени.

Эта равнина была такой же и тысячи лет назад, когда по ней бродили мамонты и пещерные медведи.
Впереди показалась вода — прозрачная, коричневая от торфа северная речка, скорее ручеек. В пути им попадались десятки таких же. Местами речки впадали в маленькие озера — ламбы, иногда исчезали в болотах, чтобы снова появиться из ниоткуда.

Ледник в незапамятные времена здорово потрудился над местным ландшафтом — перепахал его вдоль и поперек.
Остатки сознания лениво призывали заняться поисками брода, а гудящее тело молило об отдыхе. Просто рухнуть на берегу и забыться. Окрестности медленно плыли из стороны в сторону, вертелись в призрачном хороводе. Вместо четкой линии горизонта — размытая серая лента.

Это шалят заплывшие от бесчисленных комариных укусов глаза. Впереди было еще чтото, расплывчатый силуэт со знакомыми очертаниями, но безразличный мозг не желал это нечто распознавать.
Что бы это ни было, оно двигалось навстречу. Его обошел напарник — такой же точно бедолага. И снова инженер ковылял вперед, медленно переставляя ноги в разбитых сапогах.



Назад