7fd63a3e

Козлов Сергей - Ликвидаторы-2 - Команда 'отбой' Не Предусмотрена



Сергей Козлов
Ликвидаторы-2
Команда "Отбой" не предусмотрена.
Физическое устранение за рубежом нежелательных лиц всегда было одной из
важных задач советской внешней разведки. Известно, что иностранный отдел
НКВД-КГБ накопил по таким делам огромный опыт, но не все знают, что не
менее успешно действовала в этом отношении и военная разведка.
Потомственный разведчик И.Щ. был одним из тех, кому ГРУ ГШ поручало
ликвидацию перебежчиков и предателей, "сдававших" западным контрразведкам
советскую агентурную сеть в Европе. В годы Великой Отечественной войны он
был летчиком. За боевые заслуги удостоен орденов Красной Звезды и
Отечественной войны II степени. После ранения вернуться в строй не смог, и
тогда началась его карьера разведчика. Впрочем, предоставим слово самому
герою.
Челаре, сын Альфреда
Мы получили в Куйбышеве новые Ил-10 и перегнали их в Саратов. Там нам
привезли стрелков-радистов на доукомплектование. Пришли мы выбирать себе
экипажи. Смотрим - одни девчонки! Я говорю: "Ничего себе стрелки-радисты!"
А одна из них отвечает: "А ты что, летчик-ас? Давай полетаем!" И "летали"
мы с моей Надей 54 года:
Через некоторое время получил я тяжелое ранение и в авиацию уже вернуться
не смог. Отец, старый разведчик-диверсант, получивший в Испании кличку
Альфред, мне предложил переквалифицироваться и пойти по его стопам. Я
согласился и поступил в Высшую разведшколу при ГРУ ГШ. Уже боевой старший
лейтенант, ордена Красной Звезды и Отечественной войны II степени имел.
Отучился я в разведшколе два года, когда ее расформировали. Часть
факультетов передали в Академию Советской Армии, а часть в Военную академию
им. М.В.Фрунзе. Меня же, поскольку французский знал в совершенстве и к
этому времени изучил все, что необходимо разведчику-нелегалу для
самостоятельной работы, вместе с женой направили на работу за границу.
Мой псевдоним в разведке был Челаре. Надя в 1942 году окончила институт
иностранных языков. Она в совершенстве владела румынским и французским.
Поэтому ей осталось только пройти двухмесячную доподготовку в разведшколе.
"Мы с Тамарой ходим парой:"
Мы с Надей работали в паре, как и еще четыре пары таких же, как мы,
молодых разведчиков. Осуществляли связь с резидентурой, но главная задача -
ликвидация предателей. Работа эта была тяжелая и небезопасная. Спустя год
из пяти пар, работавших по этим задачам, остались только мы с Надей. Я и
раньше не любил сынков больших начальников, которых всеми правдами и
неправдами двигали по службе, а на этой работе возненавидел лютой
ненавистью. Не для того они приходили в наш департамент, чтобы положить
жизнь и здоровье на благо Отечества, а ради быстрой карьеры, отсюда и
низкий профессионализм руководства разведорганами. Мы с Надюшей, может,
потому и живы остались, что я никогда не выходил на явку по указанному
руководством маршруту. Нет, я, конечно, появлялся в местах установки
сигналов опасности и т.д., но не так, как это было предписано.
Место для встречи с объектом ликвидации обычно выбирали у водоема, чтобы,
как говорится, сразу концы в воду. Причем всегда стреляла Надя из "Грозы" -
был такой бесшумный пистолет. На явке она доставала из сумочки свернутый
лист бумаги и вручала его предателю, и пока он разворачивал его, Надежда
стреляла прямо из сумочки. Ну а я страховал и уже только камни к ногам
привязывал и топил:
"Ваня! Какой дурак это место выбирал?"
Любому разведчику известно, что место для явки должно быть выбрано так,
чтобы в случае опасности можно б



Назад