https://lastplayblog.com/ 7fd63a3e

Колас Якуб - На Росстанях



Якуб Колас
(Константин Михайлович Мицкевич)
На росстанях
Трилогия
Содержание:
Книга первая. В полесской глуши
Книга вторая. В глубине Полесья
Часть первая. В родных краях
Часть вторая. На новом месте
Книга третья. На росстанях
Часть первая. Верхань
Часть вторая. На перепутье
Послесловие И.Науменко. Пути-дороги народной жизни
КНИГА ПЕРВАЯ
В ПОЛЕССКОЙ ГЛУШИ
I
- А, это ты, бабка! Ну, присядь, поговорим немного!
- Я постою, паничок... У вас так тихо, я думала, вы уже спите, а вы все
с этой книжкой, - сказала, присаживаясь, бабка. - Простите, паничок, я
пришла спросить - болит еще у вас голова или перестала?
- Перестала, бабка, перестала! - сказал молодой учитель, притрагиваясь
рукой к голове и как бы прислушиваясь к тому, что в ней происходит. - Забыл
даже, что она и болела!
- Ну, паничок, мой родной, как себе хотите, хотите - верьте, хотите -
не верьте, а я вам, ей-богу, заговор шептала!
- Ты и мне шептала? - удивился учитель. - Когда же это ты умудрилась
пошептать? Я даже и не заметил.
- Вы здесь сидели, читали, а я из кухни, через дверь шептала... Не
гневайтесь, ей богу, шептала!
Высокая, худощавая, темноволосая женщина - она работала в школе
сторожихой - необычайно оживилась; глаза и все ее лицо говорили, что она
глубоко убеждена в силе своего искусства.
- Верно, это ты мне помогла, бабка, - сказал учитель, усмехнувшись.
- Ой, паничок, вы все смеетесь, не верите мне, старой!
- О нет, бабка, верю, верю! О твоем знахарстве везде говорят: в
Хатовичах, в Малковичах, в Ганцевичах - всюду!
- Гэ-э-э, паничок, из-под самого Пинска приходят и приезжают к старой
Марье! - с гордостью проговорила бабка.
- И как это ты, бабка, шептать научилась?
- Научилась, паничок, научилась!
- Кто же тебя научил?
- Ой, паничок, вы все хотите знать!
- А что же, бабка, научился бы - и ко мне ходили бы люди и я помогал бы
им.
- Неможно это, паничок.
- Почему нельзя? Разве грех?
- Неможно!
- Должно быть, бабка, ты с нечистой силой знаешься?
- Бог с вами, паничок, что вы сказали на ночь глядя! Пусть бог милует!
И не вспоминайте вы про нее! Во имя отца, и сына, и святого духа!
Старая полешучка, знахарка Марья, подняв глаза на образ, набожно
перекрестилась.
- А что же она мне сделает, эта нечистая сила? Я не боюсь ее, потому
что ее, бабка, вообще нету.
- Гэ, паничок, вы еще молоденький, мало на свете жили.
- Но вот ты, бабка, слава богу, пожила на свете, а скажи: видела ли
хоть раз нечистую силу?
- Не на каждого, паничок, она попадает, - уклонилась бабка от прямого
ответа.
- А я тебе, бабка, скажу, на кого она попадает. Насколько я знаю, она
больше всего привязывается к пьяным, темным людям, да и то ночью.
Сторожиха покачала головой, не согласившись с учителем. А учитель, еще
совсем молодой человек, недавно приехавший в свою первую школу, еле заметно
усмехнулся про себя, уверенный, что бабка обязательно расскажет про
какой-нибудь случай с нечистой силой. Ему очень нравились такие разговоры с
этими простыми людьми, жителями глухой полесской деревни, которые еще так
недалеко ушли от верований и представлений времен первобытной человеческой
культуры.
- Я вам, паничок, не буду много говорить, ведь вы все равно не верите
или хотя и верите часом, но говорите, что не верите. Но если моему слову
веры нет, то послушайте, пусть вам расскажет мой Михалка. Вы же знаете моего
Михалку? А если и ему не поверите, спросите людей. Михалка тогда еще парнем
был. Шел он из Сельца, и ночь была не очень темная. Слыхали, м