7fd63a3e

Колбасьев Сергей Адамович - Большой Корабль



Колбасьев Сергей Адамович
Большой корабль
1
Любезная сестра, при сем препровождаю некоторое количество воблы, два
фунта паюсной икры, полпуда ржаной муки и фунт настоящего калмыцкого чаю
(верблюжья моча на кирпичах), общим счетом около 28,175 малых калорий. Питайся
и толстей!
На прошлой неделе погиб длинный Белкин, с которым я познакомил тебя в
Котке и которого звали Полковником или Коровой Бейлиса. Еще погибли Васька
Головачев и пресловутый Туман. Прочие целы, живут здорово и чувствуют себя
отлично. Я, например, на полный ход наслаждаюсь своим земным бытием, и для
совершенного счастья мне не хватает только кальсон. С первой оказией вышли три
пары; оставшиеся в верхнем ящике комода.
Обращаю твое особое внимание на подателя сего, Леонтия Демина двадцати
трех лет. Это не военмор, а подлинный джокер, способный заменить любую карту в
колоде, но судьба его тем не менее печальна.
Знаешь ли ты, что такое джокерное мучение? Помнишь ли, какие чувства
бушуют в груди, когда обязательную игру нужно разрешить тройкой, а у тебя на
ру-как бестолочь с джокером, из которого ничего не получается?
Демин - гальванер и дальномерщик, но приборов управления огнем на наших
посудинах не водится, а дистанцию при стрельбе мы меряем большим пальцем. Не
найдя применения по специальности, он попросился мотористом на мой парадный
командирский катер полированного гнилого дерева и великолепно справлялся, пока
чертова посудина не затонула без всякого предупреждения на самой середине
Волги. (Рулевой погиб, а мы с Деминым выплыли, потеряв ботинки.)
Тогда я назначил его коком. Он сразу проявил врожденные кулинарные
способности, но на следующий день выяснилось, что ему не из чего готовить.
Он пришел ко мне совершенно расстроенный. Он хотел воспользоваться
свободным временем, чтобы пополнить свое образование, но вся присланная нам
политическая литература почему-то состояла из ста экземпляров стишков Василия
Князева.
При джокерном мучении выход только один: издать горестный вздох и бросить
карты. Поэтому, а также по его личной просьбе я с горестным вздохом
откомандировал Демина в Балтику, где под твоим руководством..."
Чтение внезапно было прервано глухим ударом и звоном стекол. Опустив
письмо, Ирина Сейберт взглянула в окно.
- Как вы думаете, он скоро кончит рваться?
Но Демин думал о другом. От неожиданности он вздрогнул и выронил фуражку.
Наклонился, чтобы ее поднять, чуть не опрокинул стул и выпрямился настолько
смущенным, что отвечать не мог.
Ирина улыбнулась. Улыбаясь, она совсем так же морщила нос, как ее брат,
командир "Розы Люксембург". Это сразу успокоило Демина.
- Форт Петр, - сказал он. - У них рвутся мины.
- Знаю, - кивнула головой Ирина и задумалась. Перед ней с фуражкой в руках
стоял исключительно хороший парень. Светлоглазый, светловолосый и без всякого
клешного шика. Кем он мог быть до службы?
- Вызнаете, что такое джокерное мучение? - вдруг спросила она.
- Никак нет, - ответил он, густо краснея.
2
Верблюд взял свои карты и, медленно выжимая одну за другой, стал их
просматривать. Кривцов свои развернул сразу, развернув, пересортировал, а
потом, точно примериваясь, два раза осмотрел ставки на столе. Он был плохим
игроком.
- Джокерное мучение? - спросил старший артиллерист Поздеев, человек с
темным, покерным лицом.
- Не разрешаю, - ответил Кривцов.
- Пять, - заявил Верблюд, и стол вздрогнул от гулкого удара снизу.
- Здорово, - сказал механик Лебри. - А что будет, когда рванет тротил?
- Будет много здорове



Назад