7fd63a3e     

Колбасьев Сергей Адамович - 'консервный' Завод



Характеризуя творчество одного из зачинателей советской
приключенческой литературы, Сергея Адамовича Колбасьева, Николай
Тихонов отмечал, что повести и рассказы Сергея Колбасьева о людях
чести и долга могут служить хорошим чтением для воспитания
юношества. Они рассказывают о временах первых лет Октябрьской
революции, о людях, которые защитили завоевания Октября.
Печатаемый нами приключенческий рассказ Сергея Колбасьева
"Консервный" завод" был впервые опубликован в журнале "Вокруг
света" в 1928 году.
С. КОЛБАСЬЕВ
"Консервный" завод
Я слишком поздно заметил, что ножной тормоз не действует.
Скорость - семьдесят километров. Дорога падает крутым коротким
спуском, потом сразу влево.
Правой рукой изо всей силы рванул за пустое место. Привычка к
американским машинам. Там у них цепной тормоз. А я на большом
"рено".
От этого потерял равновесие. И себя и машину выпустил из рук,
Может быть, еще от усталости.
Мотор ровно гудел, и в дрожащем стекле я ясно видел растущий
на повороте забор. Время шло медленно и отчетливо. Я даже успел
ощутить холод ветра, заметил низкую крышу сарая и над ней закат.
Потом тупой толчок и звон стекла. Автомобиль тяжело прыгнул
вверх. Полторы тонны веса. Доски забора взлетели все сразу. Черное
дерево перелетело наискось по красному небу. Беззвучный удар по
всему телу. Конец.
Нет, не конец. Руки проваливаются в мягкую землю. Земля,
качаясь, поддается, и я падаю дальше. Слева давит страшная тяжесть
- я из последних сил бросаюсь вперед.
Темнота сверху донизу треснула узкой полосой огня. Это дверная
щель, и всей тяжестью тела я распахиваю дверь.
В синем дыму висит молочно-белая электрическая лампа.
Я слышу слова: "Николаевский мост". И прямо мне в глаза
блеснуло очками длинное красное лицо.
Почему "Николаевский мост"? Но очки, блестя, уплывают в
голубых облаках, я лицом вниз я падаю в темноту. Теперь конец.
Первым ощущением была жгучая боль в левой ноге. От боли
дрожало все тело, и я трезвел от нее, как от холодной воды.
Голос надо мной сказал: "Сломана", - и боль стала легче. Ногу
отпустили.
Почему здесь, в сорока километрах от Гельсингфорса, говорят
по-русски? Я не сразу открыл глаза, стараясь сосредоточиться и
понять. Но боль волнами охватывала всю левую сторону тела и
мешала.
Открыв глаза, я инстинктивно заговорил по-шведски. "Где я?"
Так всегда говорят книжные герои в подобных случаях, и этой мысли
я невольно улыбнулся.
Мне ответили на плохом шведском языке с твердым русским
акцентом: "Все в порядке".
Комната была низкая и туго набитая табачным дымом. Из четырех
человек я узнал одного. Красное треугольное лицо в очках. И сразу
вспомнил, как попал в эту комнату. Теперь обе двери были плотно
закрыты.
- Что со мной случилось? - спрашиваю я. - И куда я попал?
- Кто вы такой? - вместо ответа в упор говорит очкастый.
- Из Рикссвенска, - отвечаю я, внезапно решив врать. - Швед,
художник. Зовут Бертиль Лунд. Забыл дома визитные карточки. Что с
автомобилем?
- Иванов, - с запинкой отвечает молодой человек в очках. - Ваш
автомобиль разбит. Вы пробили наш дом.
Ему трудно говорить по-шведски. Однако хорошо, что я не
заговорил с ним по-русски. Его фамилия не Иванов. Это очевидно.
- Василий Иванович, - говорит Иванов желтому молодому человеку
с редкими волосами, - достань трианолу из моей аптечки.
Нога тянет и жжет, к ней привязана огромная тяжесть. По
рассмотрении тяжесть оказывается ножкой от стула и плотным бинтом.
Наискось через лицо тоже бинт, и правая половина голов



Назад