7fd63a3e

Колен Фабрис - Возмездие



ФАБРИС КОЛЕН
ВОЗМЕЗДИЕ
...в его груди
Мятежной страшный замысел, созрев,
Теперь бушует яростно, под стать
Машине адской, что, взорвав заряд,
Назад отпрядывает на себя.
Джон Мильтон «Потерянный рай»
(пер. Арк. Штейнберга)
Это история самого безумного и самого доблестного героя, когда-либо существовавшего в мире.
Много веков назад мы убили нашего бога; мы думали, что сможем жить без него.
Мы ошиблись.
Жившее в нас зло почти полностью разрушило нас.
В надежде спастись от него мы бежали из родных мест.
Мы пришли сюда. Мы покорили варварские народы, полагая, что имеем на это право.
Но дремлющее в нас зло никогда не покинет нас. И мы исчезнем, побежденные собственным безумием.
* * *
И тогда поднялся человек, туземец, сын кочевника.
Он был чист. Он был невинен.
И за это мы убили его. Человек вернулся из царства мертвых, требуя возмездия.
* * *
Варвары называли его Лайшам — «лев».
Он стал нашим искуплением, нашим спасителем.
Никто не знает, где он теперь. Вот история его жизни.
Анонимный текст, выгравированный на
развалинах монастыря
Скорбящей Матери в Дат-Лахане.
Пролог
Он бежит к деревне, где живут его родители. Он несется быстрее ветра, и сердце его исполнено радости. Ишвен: небо — твоя родина, земля — твой дом, а в жилах твоих течет сок жизни.

Солнце опустилось за линию красно-оранжевых скал, и безоблачное небо постепенно окрашивается во все более и более яркие тона. Этот мир называется «Архан» — камень и кровь. Природа, окружающая мальчика, излучает радость жизни.

Он держит в руках птенчика и бежит к деревне.
Склонившиеся над рекой женщины разгибают спины, смотрят, как он бежит, и делают ему приветственные знаки. Они улыбаются, и он улыбается им в ответ. Кажется, что эта весна никогда не кончится. Столб пыли, шафрановый мираж.

Мальчик стремглав проносится по деревне, огибая шатры, расположившиеся под сенью высоких деревьев, и останавливается лишь на берегу реки, у последнего шатра, принадлежащего его родителям.
Он медленно отводит шершавую ткань и входит в полумрак шатра. На ложе возлежит его мать; у нее по лбу струится пот. Глаза ее лучатся от счастья.

В ее чреве трепещет новая жизнь. Она жестом велит сыну подойти.
— Смотри, мама.
Он осторожно кладет птенца ей на грудь.
Мать улыбается и приподнимается на локте.
— Где ты его нашел?
— Под деревом.
— Он, наверное, выпал из гнезда.
— Можно мне его оставить?
Она проводит рукой по его волосам: в этом жесте — вся нежность мира.
— Если хочешь, да. Но тебе придется каждый день кормить его и ухаживать за ним. Он ведь остался без родителей, верно?

У него никого нет, кроме тебя.
Ребенок улыбается ей в ответ, берет птенчика на руки и осторожно гладит его по головке.
— Мама.
— Что?
— А ты никогда меня не покинешь?
— Никогда, милый. Никогда.
Она нежно касается его щеки и медленно опускается на свое ложе, утирая пот со лба. «Еще три луны, — думает она сквозь туман усталости и счастья. — Еще три луны, и на свет появится ребенок. Вечное чудо рождения».
— Где твой отец?
Мальчик хочет ответить, но не успевает. Снаружи доносится громкий свист. Мать и сын переглядываются.

Тишина, потом снова свист. Три коротких свистка, один длинный. Тревога. Глаза молодой женщины сужаются.

Мальчик инстинктивно подходит к ней ближе. Он по-прежнему держит в руках птенца. Снаружи слышны громкий шум, шаги, ругательства.
— Что происходит, мама?
Внезапно шатер распахивается и перед мальчиком вырастает массивная фигура мужчины.
— Папа!
Улыбка на мгновение появляется на лице воина и



Назад