7fd63a3e

Колесников Александр - Десант



Александр Митрофанович Колесников
Десант
Мемуары
Сегодня в Керченском проливе я снова в мыслях побывал. Припомнил экипаж
торпедного катера No 35, во главе с командиром, старшим лейтенантом
Подымахиным, боцманом Аракельяном, механиком Шишковым, радистом Кириловым и
мотористами Левченко и Масенко.
То было накануне нового 1942 года. Наш катер No 35 входил в состав
группы катеров, сосредоточившихся в порту Тамань. Состояла группа из
пятнадцати катеров 2-й бригады торпедных катеров Черноморского флота.
... Пронизывающий северо-восточный ветер гнал над проливом серые
набухшие дождем и снегом тучи. Ветер с температурой 5 градусов ниже ноля
пронизывал наши одежды, а крытые мутные волны, от ударов о борта торпедных
катеров, рассыпались брызгами и обильно сыпались на палубу.
Из порта Новороссийск нас перебазировали в порт Тамань для переброски
нашей морской пехоты десантом в Крым и в порт Керчь, оккупированный
немецкими войсками. И только Севастопольский гарнизон продолжал удерживать
город. И ежедневно из портов кавказского побережья, а чаще из Новороссийска,
шли военные и транспортные суда с пополнением и боеприпасами в Севастополь.
А оттуда доставляли раненых. Суда уходили в ночь, в неизвестность, а
возвращались не все. Многие погибали от бомб и торпед...
Вот тогда и решило командование Черноморского флота в помощь защитникам
Севастополя высадить десант в Крым, в районе Керчи и Феодосии.
С волнением и тревогой за успех, экипажи ждали приказа о начале
операции.
В ночь на 30 декабря поступил приказ принять на борт десант.
Десантники, укутанные плащ-палатками, бесшумно размещались в желобах
для торпед.
Их лица в темноте невозможно было различить, но в их движениях,
приглушенных разговорах и в голосах командиров слышалась бодрость и
уверенность в успехе.
На наш и соседний катер еще не успели погрузиться десантники, как с
берега прозвучал приказ катерам приступить к выполнению задания...
Один за другим, отшвартовавшись, катера исчезали, поглощались ночью...
Уходили катера в ночь, в неизвестность, навстречу смерти или славы...
А море шумело, будто ничего не происходило. Ему было все равно, что
были здесь люди и катера, и что некоторые не вернутся...
Вдруг поступила команда: '' Подымахин, к комбригу!''
Боцман Аракельян еще раз проверил брезент, накрывающий направлябщие
желоба торпед, чтобы десантники надежно смогли укрыться им от обильных
брызг, во время движения.
Но экипажу в ту ночь не суждено было выбрасывать десант.
Командиру было приказано выйти в пролив и отыскать транспортное судно,
вышедшее из Новороссийска, и сопровождать его в порт Керчь.
С Крымского берега не было слышно ни стрельбы, ни взрывов.
Взревели моторы..., и мы уже в проливе.
Начался поиск пропавшего судна.
Пока шли к Черному морю в кромешной тьме, за ветром и волной, брызги
нас не задевали, но на обратных курсах лицо секли мелкие льдинки, вперемешку
с водой, а палуба покрывалась льдом.
Разыскать судно нам так и не удалось, хотя мы три часа бороздили
просторы пролива...
Однако, при входе в пролив, мы обнаружили плавающие тюки сена и
деревянные обломки. Это навело на мысль, что судно подорвалось на мине и
затонуло...
... На утро стало известно, что города Керчь и Феодосия освобождены
десантом от немцев. Но радость победы была омрачена тем, что в ту ночь
погибли три наших торпедных катера. А еще один, ТК No 105, лейтенанта
Овсянникова, наскочил на камни у Крымского берега...
Май 1999г.




Назад