7fd63a3e     

Колесникова Валентина - Так Не Бывает ! (Фрагменты)



Валентина Колесникова
Фрагменты из детективной повести "Так не бывает!"
Глебу было невыразимо тоскливо и грустно, будто он только что
похоронил близкого человека. "Елена Дмитриевна, как же, а?" Хотелось
сбежать куда-то в лес, или долго-долго идти полем, чтобы звенели жаворонки
и чибисы безответно упорно вопрошали: "Чьи вы?"
Вместо наивного чибисова вопрошения услышал гул голосов у дама
Григорьевых. "Слава богу, приехали!" - подумал он и направился туда. На
крыльце в проеме распахнутой двери стоял парень лет 27 и рыдал, уткнувшись
головой в косяк.
- Да, дела, - Максим Семенович подошел к Глебу. - Это сын Федькин, а в
доме-то - покойники.
Глеб непонимающе уставился на старика и в два прыжка преодолел
расстояние до двери. Он взял парня за плечи, повернул к себе:
- Что?
Тот крутанул головой и зарыдал ещё громче. Глеб вошел в дом - в нос
шибанул тяжелый тошнотворный запах. В сенцах было перевернуто все, что
можно переворачивать. На полу валялись всежезасоленные огурцы и первые,
видно, кабачки вперемежку с банками, тряпками, тазами и всякой всячиной
перешагивая их. Вошел в комнату. На кровати лежала вздувшаяся масса
человеческого тела, облепленная мухами. Жара сделала свое дело. Зажав нос,
Глеб приблизился. Выпученные глаза, серо-зеленое лицо, кляп в уже
бесформенном рту, руки и ноги крепко связаны - Зинаида задохнулась, не
сумев освободить рук. Видимо, её не собирались убивать или не успели и
обрекли на смерть медленную и мучительную. Беспорядок царил и здесь, в
комнате, но меньший. Мебель была самая необходимая, хотя и очень дорогая:
две тахты, стол из красного дерева, красивый резной гардероб - его
содержимое валялось на полу, несколько стульев и три кресла.
- Ты в кладовку ещё зайди, - гнусаво, от того, что закрыл нос, сказал
Максим Семенович.
Преодолев барьер из разбросанных и разбитых предметов, Глеб вошел в
кладовку. Запах ударил в нос с новой силой. За большой пустой бочкой будто
утомившись, свесив голосу, сидел человек. Среди разбросанных тряпок, пакли,
Глеб сразу заметил увесистый камень с бурыми пятнами, которым Федору
размозжили затылок.
У дома собрались уже все лисинцы. Глеб подозвал Елену Дмитриевну и
попросил отвести Олега Григорьева к себе. С крыльца обратился ко всем.
- Совершено ещё два убийства - Федора и Зинаиды Григорьевых. Прошу
всех вас - вспомните, не видели ли чужих людей: одного, нескольких. Может,
кому-то Григорьевы говорили, что ждут гостей? Сообщите мне, что вспомните.
Петр Игнатьевич, подойди ко мне.
Когда Нахов подошел, тихо попросил:
- Лети в Васильево. Еще раз будешь печальным вестником. Срочно позвони
в город. Вот телефон. Скажешь, что тут случилось. Попроси срочно приехать
оперативную группу Гриши Огородникова, и, если можно, собаку.
Нахов, не задавая вопросов, быстро зашагал в Васильево.
- И еще, граждане. Сейчас Максим Семенович принесет фотографии двух
людей. Внимательно посмотрите, не встречали ли их здесь, в Васильеве, или,
может, в городе.
Семеныч принес фото Громова и Беляева. Лисинцы, усевшись кто на
скамейке. Кто на бревнах, добросовестно вглядывались в лица разыскиваемых.
Качали головами: "Нет, не знаю", и передавали соседу. Когда осмотр
закончился, Галина Нахова раздумчиво произнесла:
- Если б разрез глаз был поуже и нос попрямее, то вот этот постарше
чем-то на Федора похож. Выражение глаз особенно. Может, брат его? А может,
просто похож.
- Точно, что-то есть, - сказали в один голос и Брыкины.
Максим Семенович, надев очки, принялся разглядыв



Назад