7fd63a3e     

Колмыков Вячеслав - Лабиринт



КОЛМЫКОВ ВЯЧЕСЛАВ
ЛАБИРИНТ
П Р О Л О Г
- Смотри, да этот старый сарай мы в два счета опрокинем!
Небольшой старый дом был давно заброшен. В нем никто не жил вот уже шесть лет, и лишь ребята иногда собирались в нем поиграть или просто провести время за разговорами. Их никто не гонял, кроме старой бабки.

Она всегда появлялась неожиданно, как привидение, и со словами “наркоманы, бездельники - поджечь хотите!”, выгоняла их из дома, и потом долго ходила вокруг него и что-то ворчала себе под нос.
Вот и сейчас она стояла на другой стороне дороги, но уже спокойно смотрела, как сносят старый дом - последнее, может, что осталось от её прошлой жизни.
- Витя, бери трос и протягивай через проем!
Мужчина, стоявший во дворе, подобрал валявшийся на земле трос и направился в дом.
Старый обшарпанный стол и гнилая деревянная бочка - вот всё, что осталось от внутреннего убранства, и только огромная русская печь посреди дома напоминала о тепле, которое согревало его прежних обитателей.
Он стал пробираться через кучи мусора, перепрыгивая через провалившиеся в полу доски. Приблизившись к печи, спугнул кота, который тут же выскочил в окно, насмерть перепугав рабочего.

Балансируя на одной ноге, он вскоре восстановил равновесие и теперь уже осторожно продолжал приближаться к окну. Добравшись до него, он выбросил трос наружу, оставив один конец себе.
- Обязательно было тащить его через весь дом?
- Да. Иначе нельзя! - Небольшого роста старичок с обветренным лицом забрал у своего напарника другой конец троса и стал закреплять его, монтажкой делая петлю. - Последний, кто входит в дом, с вещами или без них, должен пройти через дверь. Так сказать, дань уважения, - нарочито серьезно произнес он и, схватив трос, побежал к трактору.
Все произошло быстро. Сотрясая землю, трактор натянул железный канат и без труда справился со своей задачей. Дом рухнул, словно карточный, подняв слой пыли и жалобно скрипнув напоследок, и лишь печь осталась невредимой.

Она величественно возвышалась среди развалин, даже труба уцелела каким-то чудом.
Рабочие стояли неподалеку, прикрывшись руками от солнца и пыли, и с уважением смотрели на печь.
- Да-а, умели раньше делать!
- Это тебе не детей в капусте искать, - почесав нос, произнес старик.
- Что с ней делать будем?
- А хрен ее знает!
- Может, тросом попробуем?
- Думаешь, стоит?
Не опуская рук, они продолжали разглядывать печь как произведение искусства, о котором раньше знали только понаслышке.
- Эй, все, что ли?
Высунувшийся из кабины пожилой тракторист держал во рту сигарету и в ожидании смотрел на рабочих. Его белоснежная кепка скатилась на затылок, и казалось, вот-вот упадет.
- Нее, - протянул старик - давай еще эту хреновину скинем!
- Блин, весь трос мне испохабили, трактор разули, желудок испорти-ли - работнички чертовы! - Тракторист ходил вокруг трактора, то и дело заглядывая под гусеницы.
Уже наступил вечер, но печь по-прежнему стояла на своем месте и лишь следы от железного троса немного испортили ее внешний вид.
- Да не кипятись ты, Михалыч! - успокаивал его старик. - Что тебе, трактор жалко? Все равно казенный! Не надо было так дергать.
- Мне не трактор жалко, мне себя жалко. Сейчас вот провожусь с вами до ночи, приду домой и опять со своей поругаюсь!
- Что, ревнует?
- А тебе, старый пень, завидно? Тебя-то небось уже никто не ревнует!
- На себя посмотри! Больше двух раз, наверное, и не можешь, да и то - один раз зимой, другой - летом!
- Ну, старый хрыч…
- Смотрите, что это?!
Пока они спорили, их кол



Назад