7fd63a3e

Колпаков Александр - Формула Притяжения



Александр Лаврентьевич Колпаков
ФОРМУЛА ПРИТЯЖЕНИЯ
На приборной доске вспыхнул зеленый сигнал. Андрея Боруту вдавило
в кресло. Робот-пилот сделал молниеносные переключения на пульте, и
Борута понял, что корабль достиг скорости ускользания и переходит на
гиперболическую траекторию. Впереди - Марс. Вот она, долгожданная
минута!..
Счетчики покачивали стрелками, ведя немой рассказ о невидимых
водопадах заряженных частиц, о ливнях микрометеоров, бомбардирующих
обшивку, о проносящихся с громадной скоростью далеких пришельцах -
протонах высоких энергий, рожденных в межгалактических магнитных
полях. Деления мира на небо и землю уже не существовало. Земля
оказалась теперь высоко над головой и напоминала небольшой голубоватый
кристалл, сияющий на черном бархате. Его свечение почти неуловимо
угасало, тускнело. Зато небесная сфера украсилась мириадами
точек-звезд. Борута глянул в нижний иллюминатор и зажмурился от
неожиданности: под ногами у него неистово пылало косматое Солнце,
маленькое, но нестерпимо яркое. Оно изливало океаны света, еще резче
подчеркивая беспредельность пространства.
Всем своим существом Борута чувствовал, что он - житель космоса,
сын неба... И в то же время тысячи незримых нитей привязывали его к
родине. Он вспомнил прощание на космодроме, лица друзей и родных.
Потом незаметно унесся мыслями еще на полгода назад, когда встретил
Надю... Волнами наплывал степной зной, в ослепительной синеве неба
звенели жаворонки.
- Посмотри, вся степь бордовая. Красиво, - сказала Надя.
До самого горизонта, словно море, колыхались красно-бордовые
"колокольчики", как называли эти степные цветы у них на родине.
...Увидел себя на решающем симпозиуме в Совете космонавтики. Кого
и скольких послать в первую разведку на Марс? Только одного. Потому
что громадность расстояния, малые размеры кабины - все остальное тело
ракеты заняли топливные баки - не позволяли лететь даже двоим. Другое
дело робот-пилот, небольшой, легкий. Еще недавно многие считали, что
успешные запуски автоматических станций системы "Луна" положили конец
спору - на что опираться при освоении космоса? Управляемые людьми
корабли или автоматические станции? "Станции - это не только более
гуманно, - утверждали некоторые ученые, - но и более экономично". В
отношении Луны это было оправдано, поскольку время, уходящее на подачу
сигналов автоматам, исчислялось секундами и практически не отражалось
на точности их контроля. С Марсом же получалось сложнее: время
прохождения сигналов равнялось уже минутам. Какая тут точность!
Правда, эксперименты со станциями "Марс-1" и "Марс-2" нельзя было
назвать неудачными. Были собраны весьма ценные предварительные данные.
Однако они основывались на пока не поддающихся проверке показаниях
слишком сложных коммутативных устройств. Вот тогда-то и решено было
послать на Марс пилотируемый корабль. Перед Андреем Борутой стояла
задача облететь планету по экватору и меридианам, сделать фотосъемку
поверхности, визуальные наброски.
...С далекой Земли пришли радиоимпульсы. В последний раз услышал
Борута голос оператора:
- Космос! Внимание, говорит Станция радиосопровождения. Связь
кончаю! Переходите на ручное управление. Сейчас вас закроет тело
Марса. - И в нарушение правил связи добавил уже неофициально: -
Счастливого облета, Андрей.
В этих простых словах, прозвучавших здесь, в пилотской кабине,
как-то особенно по-земному, было столько тепла, что Борута
почувствовал, что волнуется. С ним говорят от имени родины, о



Назад