7fd63a3e     

Колпаков Александр - Гриада



Александр Колпаков
Гриада
"Земля - колыбель человечества, но
нельзя же вечно жить в колыбели".
К. Э. Циолковский
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
НА КРЫЛЬЯХ ТЯГОТЕНИЯ
Глава первая
РОЗЫ И ТЕРНИИ
Развив силу тяги, в тысячу раз ослабившую земное притяжение,
гравиплан медленно падает с восемнадцатого спутника в верхние слои
атмосферы.
Что меня ждет? Сегодня я был срочно вызван на Землю Советом по
освоению Космоса, а на мое место штурмана в межзвездной экспедиции к
Альфе Эридана назначен другой астролетчик. Жаль, что пришлось
расстаться с товарищами... Со многими из эридановцев я не раз делил
тяготы межзвездных экспедиций.
Когда до Земли остается сто километров, мягко загорается экран
миниатюрного астротелевизора. Сейчас на нем должно возникнуть лицо
дежурного диспетчера Космоцентра, который укажет сектор для
приземления.
Я бросаю взгляд на экран. Чуть улыбаясь, на меня смотрят большие
зеленоватые глаза. Красивая девушка в форме диспетчера.
- Пятый сектор, семьдесят девятая эстакада, - говорит она. -
Включайте вторую ступень антигравитации.
Мне очень захотелось узнать, как ее зовут. Вдруг гравиплан резко
тряхнуло. В иллюминаторе полыхнула ослепительная голубовато-белая
вспышка. Прибор показал предельное для двигателя-конденсатора
напряжение - пятьдесят миллионов вольт. Короткое замыкание! С корпуса
гравиплана срывается огромная голубоватая молния. Что-то затрещало,
взвизгнуло. Сильно запахло гарью. Начинаю понимать, что сгорел
аппарат, создающий антитяготение. Но почему? А, все понятно!
Безупречно точный и чуткий прибор говорит мне языком цифр, что в
двигатель попал метеор весом в 50 граммов.
Я всегда благоговел перед теорией вероятности. Как утверждают
ученые, метеор такого веса можно встретить у поверхности Земли лишь
раз в тысячу лет. Ну вот я и встретил его... Повезло!
Гравиплан наклоняется вперед. Сила притяжения Земли, сдерживаемая
до сих пор гигантской концентрацией электромагнитной энергии, цепко
схватывает гравиплан и неудержимо влечет вниз. В плоскостях антенн
обреченно завыл ветер.
"Конец? - спросил я себя. - Да, это конец моих звездных дорог..."
Приятное ощущение, характерное для состояния невесомости, разливается
по телу. Лицо девушки, на которое я продолжаю упорно смотреть, вдруг
затуманилось и поплыло...
- Пилот Андреев! Алло! - резко отдается в ушах ее звенящий голос.
- Что с вами? Держитесь! Я сейчас... одну минуту!
Стрелка радиоальтиметра быстро падает вниз. До поверхности Земли
остается 90... 80... 60 километров.
Отчаянным усилием поднимаю отяжелевшую голову и смотрю на экран
телевизора. Повинуясь быстрым пальцам диспетчера, в операторской
Космоцентра замигала сигнальная лампочка на пульте аварийной
электронной машины. Та мгновенно выработала команду для
радиотелеуправляемой спасательной ракеты. Через секунду ракета взмыла
в небо. Электронный пилот осторожно подвел ее к падающему гравиплану.
Еще миг... Наши скорости уравнялись, и гигантский электромагнит
спасательной ракеты притянул мой аппарат. Но до Земли остается всего
двадцать километров!
Захлебываясь от перегрузки, гулко рокочут кислородно-водородные
тормозные двигатели ракеты. Я не мог видеть, что прибор на пульте
диспетчера показывал 12 "жи". Это означало, что перегрузка, вызванная
резким торможением, в двенадцать раз превышала собственный вес
гравиплана и всех предметов, находящихся в нем. Я согнулся под
тяжестью тысячи килограммов, навалившихся на мои плечи. Но уменьшать
темп торможения нельзя, иначе ракета вместе с грав



Назад