7fd63a3e     

Колпаков Александр - Око Далекого Мира



Александр КОЛПАКОВ
Око далекого мира
ЕОНИД медленно поднялся на плоский прибрежный холм, раздвигая рукой
высокую душистую траву, доходившую ему до плеч, и остановился у подножия
памятника. На вершине мраморного тороса был изваян человек в полярной меховой
одежде. В одной руке он держал планшет, а другую козырьком приложил к глазам,
словно защищал их от блеска льдов. Леонид скользнул взглядом по надписи:
"Исследователям Северной Земли" -и, взобравшись на уступ обелиска, сел,
обхватив руками колено.
Это был худощавый, гибкий молодой человек лет тридцати, с мечтательными,
немного грустными глазами и мягкими движениями. Он сидел неподвижно, слушая,
как внизу шумит море, и думал о том, что преобразование биогеносферы1 Земли -
дело целой исторической эпохи. Пожалуй, ему не увидеть конечного результата.
Правда, кольцо Черенкова создается довольно быстро, но пока готова лишь его
полярная секция...
Все вокруг было залито каким-то призрачным, но вместе с тем сильным
светом. Бесчисленные звезды на небе почти тонули в нем. Высоко-высоко,
простираясь как гигантское крыло, с севера на юг перекинулась по небосводу
светящаяся дуга, подобная кольцам Сатурна, видимым с экватора планеты. То было
кольцо Черенкова - вытянутое облако мельчайших частиц алюминия, вращавшееся по
орбите на удалении полутора тысяч километров от Земли. Оно бросало на полярные
области поток рассеянного солнечного излучения, навсегда изгнав ночь из
бывшего Арктического бассейна. Было так светло, что Леонид различал секундные
деления на циферблате своих наручных радиочасов.
Густой молочный туман лежал в низинах. Но мысль Леонида проникала сквозь
него и улавливала процессы, понятные лишь биогенологу2. Северная Земля, веками
закованная в ледяную броню, ожила, чтобы через несколько лет превратиться в
Арктическую Ривьеру,- таков был план Совета Знания, над осуществлением
которого Леонид работал здесь последние годы. Вскоре туманы рассеются, уйдут,
и глазам предстанет дышащая теплом земля. Обнажатся готовые к цветению ростки
субтропических растений, высаженные сотрудниками Климатической Службы. Острова
покроются разноцветным ковром цветов и трав, как это произошло на холме, где
сидел Леонид.
На севере, по ту сторону широкого плато, поднимались горы, вершины которых
серебрила только что взошедшая луна. Стояла торжественная тишина, лишь
временами ее нарушал отдаленный гул работавших у подножия хребта киберомашин.
Леонид прислушивался к голосам природы, к журчанию воды в горах от тающих
ледников и вечных снегов, к немолчному рокоту прибоя и шелесту травы у своих
ног, и его мысли незаметно приняли другое направление. Да, ему не повезло...
Он всегда жаждал необычного, героического, а незаметная работа биогенолога не
давала пищи для этого. Все будни, будни... Прикрыв веки, он грезил о
путешествиях к планетам иных солнц, о подвигах, о биосферах других миров,
ждущих своих исследователей. Только там достойное поле приложения сил, скрытых
в человеке. Но он навсегда прикован к Земле. Беспощадная космомедицина вынесла
ему свой приговор еще в те годы, когда он мечтал о космосе и пытался поступить
в Академию Звездоплавания. Его организм плохо переносил ускорения, и этого
было достаточно... Леонид был лишен возможности посещать даже эфирные
поселения, опоясавшие Землю по круговой стационарной орбите. С грустью следил
он, как его товарищи, космобиологи и космогеографы, устремлялись в
заатмосферные выси, в царство невесомости и света, чтобы познавать и изме



Назад