7fd63a3e

Колупаев Виктор - Жемчужина



Виктор Колупаев
Жемчужина
- Теперь открой глаза, - тихо сказал Он Ей на ухо.
Она послушалась Его, широко открыла и без того огромные черные глаза и
сразу же задохнулась от радостного удивления, охватившего все ее существо.
Прямо над ее головой сияла спиральная галактика с десятком изящно
изогнутых рукавов. Она перевернулась через голову на сто восемьдесят
градусов, и спираль оказалась под ногами. Но зато теперь перед глазами
мириадами звезд искрились два шаровых скопления. Она повернулась еще
чуть-чуть, и перед Ней возник сплюснутый диск четвертой галактики. Еще
правее. Вот оно что! Они находились на окраине пятой галактики. Огромный,
вполнеба, Млечный Путь!
Затаив дыхание, зачарованно смотрела Она на этот блистающий,
искрящийся, живущий какой-то своей, странной жизнью мир. И Он иногда
бросал по сторонам любопытный взгляд, но все его внимание было поглощено
ее лицом в черной волне волос, в котором без труда угадывалось ощущение
красоты происходящего и грустная мысль, что все это скоро кончится. Ее
глаза в траве ресниц старались сразу охватить и запечатлеть навечно _все_.
А потом пришло что-то вроде легкого опьянения. Они подняли руки над
головой, и мир подчинился их желанию. Они играли галактиками, закручивая в
пространстве замысловатые кривые. Они могли менять их местами, заставлять
кружиться в стремительном хороводе. Они зажигали сверхновые, сталкивали
друг с другом целые миры, высекая из них фонтаны негаснущих искр, и даже
одним махом стирали всю картину мироздания, закрывая на секунду глаза.
Так прошел час. Он тронул ее за плечо и сказал:
- Мы еще не выбрали. Летим?
- Летим, - ответила Она, и они понеслись в гущу звезд, которые
осторожно расступались при их приближении.
Она была слабее Его и отстала. Он почти тотчас же почувствовал ее
отсутствие, остановился и окликнул, но не получил ответа. Она слышала Его.
Ей просто пришло в голову, что Она одна в космическом пространстве и (а
это так и было) не знает дороги к Солнцу и Земле. Сладкий ужас приключения
сжал ее сердце, но его голос был уже настолько тревожен, что она не смогла
продолжать игры и, внезапно появившись из черной пустоты, обвила его грудь
маленькими крепкими руками. Он нахмурил брови и сказал что-то серьезное и
нравоучительное. Она рассмеялась. Тогда Он сжал ее руку в своей и уже
больше не выпускал.
- А как мы возьмем ее с собой? - спросила она.
- О! - загадочно ответил Он. - Как тебе нравится вот эта?
Пролетая мимо звезды Бетельгейзе, они немного задержались.
- Нет, - сказала Она. - Издали она хороша, а вблизи какая-то уж очень
рыхлая. Да и очень большая. Разве такую втиснешь в нашу комнату?
- Пожалуй, - согласился Он, и они понеслись дальше.
Алголь отпугнул Ее своим красноватым цветом. Денеб Она просто пожалела.
Жаль было брать глаз прекрасной птицы. Мицар нужно было брать только
вместе с Алькором, а зачем им две? Им нужно только одну звезду. Сириус
остался на своем месте, потому что в южных широтах стояла ясная погода и
отсутствие самой яркой звезды земного неба было бы тотчас же обнаружено.
Зачем тревожить людей? Завороженная красотой, Она остановилась возле Веги
и уже хотела сказать: "Вот эту!", - но Он потянул Ее за руку, проговорив:
- Я знаю, что тебе нужно. Летим!
И они снова понеслись прочь от Солнца, рассекая своими упругими телами
холод пустоты, пронизанной мириадами светящихся лучиков.
- Хочешь Жемчужину из Короны? - спросил Он.
- Правда? - обрадовалась Она. - Хочу!
Они остановились в одном парсеке от звез



Назад